Поддержать Продолжение следует
Поддержать
Сюжеты

«Тут у нас страна в рейх превращается»

Что происходит с российским левым движением в России, и зарубцевался ли раскол по поводу войны в Украине?

Акция «Левого блока» в Москве. Фото: страница «Левого блока» «ВКонтакте»

В середине 2011-2012 годах в Сибири возник «Левый блок» – организация левых активистов, которая позже распространилась по всей России. Идея «Левого блока» заключалась в том, чтобы собрать разных активистов в рамках одной организации – без упора на партийную принадлежность и участие в других организациях. 

«Мы организуемся по принципу «каждый пришедший – участник». Членство в левой организации или беспартийность не столь важны, когда речь идет о единстве действий. Времени на раздумья нет. Организуйтесь в «Левый Блок» уже сейчас. Выбор очевиден: единство действий или уход в небытие. Пора определиться», – говорилось в манифесте организации. 

С годами «Левый блок» разросся до всероссийской организации и давно перестал ассоциироваться с конкретными людьми. У этой организации нет лидера, однако «Продолжение следует» разыскало человека, который стоял у истоков этого движения. Это левый активист Даниил Тяжкун.

Он рассказал о том, как появился «Левый блок», как трансформировалась позиция левых по поводу войны в Украине, за что председатель профсоюза «Курьер» Кирилл Украинцев отправился в тюрьму, и как в сегодняшних реалиях можно отбить товарища у системы.

Реальная политика

«Я родом из Северска, это рядом с Томском. Вырос там, получил образование в Томском государственном университете. В 2007 году в Томске возникла организация «Томские социалисты». Поначалу это был просто кружок для изучения марксизма, но позже он оформился в самостоятельное движение. В это время левое движение только развивалось, выстраивалось заново, и было пространство для самых разных инициатив.

Даниил Тяжкун. Фото: страница «ВКонтакте»

«Социалисты Томска» изначально были организацией марксистской. Но Томск – город студентов, и вокруг нас появилось очень много молодёжи, которая придерживается анархистских взглядов. Со временем нас стало слишком много, и мы все уже не умещались в рамках одной идеологии. Мы приняли решение поменять формат организации. Так оформился томский «Левый блок», куда теперь входили и анархисты, и коммунисты. 

Такое устройство начало интересовать наших товарищей из других городов, и они взяли наш устав. Как бы сейчас сказали на языке корпоративного менеджмента: франшиза поехала в другие регионы. Это было удобно для всех: полностью автономная организация, не привязанная к конкретному городу, с возможностью создавать фракции по всей стране.

У многих левых есть эта бюрократия: Москва – партийный съезд – центральный комитет. Ничего этого у нас не было. У нас была всеобщая прямая демократия и децентрализация. Все решения принимались самими участниками организации, прямо во время собраний. Никаких центральных органов с особыми полномочиями. 

В Томске наша организация смогла добиться многого. Мы, например, выбили зарплаты работникам на подшипниковом заводе – там им задолжали несколько миллионов рублей. Помогали томским студентам избавиться от «балльной системы» в общежитиях (система, при которой студенты получают баллы за дежурства и субботники. Если студенту баллов не хватает, то его не заселяют в положенное ему по закону общежитие – прим.ред.). Эту систему в итоге отменили.

У нас были свои депутаты и в областной, и в городской думе. В 2011 мы пошли на выборы от КПРФ, и один из наших товарищей стал депутатом Томской областной думы пятого созыва. С 2012 года я также был депутатом городской думы, прошёл по партийному списку. С начала десятых годов и до 2018 года у нас был свой офис, депутатская приёмная, где мы собирались. Помещение нам, как депутатам, была обязана предоставлять областная Дума. 

Были у нас и «дочерние проекты». Например, студенческий профсоюз, который возглавлял наш товарищ Дмитрий Мун. И если где-то студентов притесняли, то все знали, что сейчас студенты позвонят в профсоюз, и шум будет на весь город. Поэтому власти уже не наглели. Но и забыть этого они не могли.

Мы стали набирать популярность среди обычных жителей Томска. Собственно, поэтому нами и «занялись». Российская власть не терпит никакой самоорганизации.

Она не может допустить, что люди сами могут собираться и решать свои проблемы. Это власть пугает. Уже тогда мы все понимали, насколько прогнила путинская система. Вся гнилая. Без обратной связи с обществом она сама себя сожрёт, но под её обломками мы все можем погибнуть. Вот в чём проблема.

Когда в 2016 году у активистов нашего движения закончились депутатские полномочия, на нас начали давить, поэтому я из Томска уехал. Нам ясно давали понять, что заниматься политикой нам не стоит, ситуация становилась все хуже и хуже. 

В целом, так было и по всей стране. Это совпало с общим ухудшением политической обстановки: Путин собирался на третий срок, а против левых начали возбуждать уголовные дела типа дела «Сети» (признана террористической организацией в РФ). Тогда же начались аресты активистов «Народной самообороны» и попытки уничтожить «Левый блок» в Томске. 

Дошло до того, что в 2018 году одного из наших товарищей, Максима Шульгина, жестко задержали сотрудники Центра «Э», пытали, прижгли ему руку. Об этом можно прочитать, например, в материалах ТВ2. Это был полный беспредел. Нам всячески давали понять, что наступили новые времена. На активистов «Левого блока» в Томске было в сумме возбуждено четыре уголовных дела, и по сути ячейка в Томске исчезла в том виде, в каком она была. 

Сейчас заниматься публичной политикой в России просто невозможно, теперь сложно собираться и тем более проводить какие-либо акции. Кремль использует всю свою силу, чтобы подавить любые зачатки самостоятельности и недовольства. Политики в России нет, но люди остаются, даже несмотря на репрессии. А «Левый блок» теперь существует в распыленном варианте. Хотя он и так был автономным. 

Война

В 2014 году была такая репетиция перед 24 февраля. Но это мы все сейчас понимаем, а тогда это не для всех было очевидно. В 2014 были запущены те процессы, которые привели к так называемой «СВО» в феврале 2022 года.

Те события все левые восприняли по-разному. К сожалению, тогда многие левые поддержали, как они это называли, «национально-освободительное движение Донбасса», внешнюю политику Владимира Владимировича и так далее. А какая-то часть тогда говорила: «Да нет, ребята, чума на оба ваших дома! Это все дичь!».

Они не поддерживали ни Путина, ни Порошенко.

Я уверен, что если бы тогда все знали, что будет в 2022 году, то в 2014 они бы себя так не вели. Но тогда, конечно, никто этого не знал. Никто не знал, что это просто репетиция перед большой войной.

Движение тогда очень сильно раскололось. Я видел, как этот раскол ударил по левым. Было очень непросто. Все это очень ослабило левых. Но кое-чему нас 2014 всё-таки научил. Пройдя через этот раскол, через все эти события, многие подошли к 2022 году более подготовленными. В 2022 году Путин уже не смог никого обмануть.

Да, власть в Киеве в 2014 допустила очень много ошибок. Все эти истории с русским языком только сильнее питали сепаратизм на юго-востоке. Но даже самые упоротые сторонники «ЛДНР» в левом движении поняли, к чему все идёт, когда начали один за другим умирать все их низовые командиры, предъявлявшие претензии своим кремлёвским кураторам. То есть последние элементы национально-освободительного движения, которые там были, Кремль устранил сам. 2014 год показал левым, что всё ребята. Всё. Это никакое не национально-освободительное движение. Это империалистическое прокси.

В 2022 году бо́льшая часть левых, подавляющая, даже те, кто раньше поддерживал «ЛДНР», сказали: «Нет, ну это уже слишком. Это too much. Это типичная империалистическая бойня, ничего прогрессивного здесь нет.

Причем эта бойня может еще и закончиться ядерным ударом».

Все понимают, такое поддерживать нельзя. Тем более, когда в это время твоих товарищей везут в тюрьму. Когда уже массовые репрессии. Тут у нас страна в рейх превращается. Пора уже говорить об антифашистском сопротивлении.

У нас в телеграм-канале [Вестник Бури Originals] выходила целая таблица для репрезентации позиций разных левых организаций по всему миру. Позиция по Украине: 90% левых по всему миру не поддерживают так называемую «спецоперацию». Частично поддерживают войну только левые на постсоветском пространстве: КПРФ, РКРП (Российская коммунистическая рабочая партия). То есть даже не все постсоветские левые, а какие-то совсем маргинальные организации, которые просто откололись от общего дискурса и теперь живут в своём мире.

При этом у многих левых, особенно в Латинской Америке и в других странах со своей спецификой, очень сильны «антинатовские» позиции. Да и по всему миру: если левые не поддерживают путинский империализм, то это не значит, что они поддерживаю НАТО. Большинство также не одобряет деятельность НАТО.

На этой войне умирают бедные за интересы богатых. Такой принцип. А богатые организуют военные блоки.

После 24 февраля некоторые левые активисты эмигрировали, кто-то залёг на дно, кто-то отправился в тюрьму. Но абсолютно все поняли, что всё в стране перешло в какое-то новое качество. Мы перешли какую-то черту, и всё изменилось.

Кирилл Украинцев

Путин, наверное, только сейчас осознаёт, куда он привел страну и свой режим. В какую жопу он влез и затянул туда всех остальных. Он войдёт в историю как человек, который подвёл свою страну. Сам сделал всё, против чего пытался бороться. НАТО теперь едино, как никогда, расширяется на восток, а ракеты до Москвы теперь смогут долететь ещё быстрее, чем раньше.

На поле боя Путин уже проиграл, теперь началась война экономик. Экономика России – сырьевая и сильно зависит от западных технологий. Новых заводов не построено, старые работают кое-как, электроники не хватает. Так режим протянет год, может полтора. Но режим падет, а страна останется. Россия Путина переживёт. Я думаю, что осознание этого сейчас приходит, поэтому они [российские власти] боятся и вымещают свою злобу на оппозиционных активистах, устраивают репрессии. Но и это уже ничего не изменит. РФ, ельцинско-путинский проект, просуществовала 30 лет и подходит к логическому завершению.

Каким будет новый проект – зависит от народа России. Но те принципы низовой самоорганизации, о которых я говорил – они просто необходимы. Без этого мы демократию никогда не построим. Эти принципы будут востребованы, и они будут опираться на трудовые коллективы, общественные организации студенческие, женские, молодёжные организации.

Только большое и самостоятельное гражданское общество может противостоять этой государственной, корпоративной вертикали. Если мы выстроим государство на принципах демократии и самоорганизации – тогда удастся возродить Россию. 

Сегодня у Кремля нет образа будущего. А когда режим больше не может мобилизовать общество, объяснить за что идёт война – он обречён. Примерно тоже самое было с позднесоветским обществом. В пропаганду уже никто не верил. Все знали, что КПСС выдыхается, а новых сил, которые могли вдохнуть жизнь в партию, не появилось.

Сейчас тоже самое: все смотрят обращения Путина, все эти левые лозунги, правые лозунги, всю эту постмодернистскую солянку, которую он толкает, но в это уже никто не верит. Это уже так наскучило.

Теперь даже если он будет альтерглобалистом, даже если он скажет, что он коммунист – в это всё равно никто не поверит. Вот в чём проблема. Ничего не сработает.

Именно поэтому, когда в 2014 году некоторые левые стали кричать про «Левый поворот» (смеётся), то сейчас уже все все понимают. Какой «левый поворот», когда громят профсоюзы, а твоих товарищей сажают в тюрьму?

Так было и с моим другом Кириллом Украинцевым. Дело Украинцева было просто вопиющим. Кириллу и его товарищам удалось создать профсоюз «Курьер», который действовал в радикально новых условиях: на фоне общего упадка экономики службы доставки давали огромные прибыли. Особенно прибыль начала расти в условиях пандемии.

Кирилл Украинцев, Фото: «Левый фронт»

Как говорит старая марксистская истина, профсоюзное движение сильно там, где не жёсткий кризис, а небывалый подъём. Появилась отрасль, которая давала самые большие прибыли, и именно там была самая жёсткая эксплуатация работников. В этой среде и появился профсоюз «Курьер».

Кирилл и его товарищи просто предложили удобную форму защиты своих прав: в «Курьере» не было бюрократии, не было иерархии, как в традиционных профсоюзах. Он был очень мобильный и демократичный. 

Всё это хорошо работало, потому что они [члены профсоюза] давали курьерам быстрые рекомендации. Быстро всех организовывали через мессенджеры. И добивались успеха. 

Что важно для любого крупного сервиса? Его реноме́, его рейтинг, который ставит пользователь.

Потребитель видит: нихера себе, «Delivery Club» держит своих курьеров в положении рабов, а эти люди мне еду приносят. Это же беспредел!

И тогда потребитель просто начинает минусить рейтинги, а от рейтинга зависит прибыль. В условиях олигополии, когда есть «Яндекс» и «Delivery Club», это же для них просто ужас. Если рейтинг упадёт, то человек может начать пользоваться другим сервисом. 

И тут два пути для компании: пойти на встречу профсоюзу и удовлетворить его требования или начинать действовать репрессивно. И они действовали сразу двумя способами. Сначала шли на уступки, а потом прессовали профсоюзных активистов. Обычно руками силовиков. Я точно знаю, что начальник службы безопасности «Delivery Club» на прямой трубке с ФСБ. Корпорации и корпоративное государство неразрывно связаны. 

Конечно, такое в путинской России никто не будет терпеть. Они боятся, как огня, того, что сами люди буду представлять какую-то силу. От общественного объединения до политического — один шаг. Если ты видишь, что тебя угнетают на работе, а потом еще и государство подключается, то ты понимаешь, что у нас вся эта система несправедлива. 

И вот когда профсоюз «Курьер» начал готовиться к новой забастовке – 25 апреля, у Кирилла как раз был день рождения – за ним приехали. Завели на него уголовное дело. Полностью сфабрикованное, по «дадинской статье» (212.1 УК РФ). (Первым человеком, осужденным по этой статье, стол российский политический активист Ильдар Дадин. В 2015 году его признали виновным в «неоднократном нарушении порядка проведения митингов» и отправили в колонию на три года. С тех пор статья 212.1 УК РФ носит название «дадинская», а сам Дадин был признан «узником совести», человеком, который был осуждён за мирное выражение своих политических взглядов – прим. ред). 

Профсоюз «Курьер» просто показал, что можно бороться, не имея ни связей, ни денег. Самоорганизация дает свои плоды. Можно бороться за свои права и действовать вместе.
Все понимали, что это полный беспредел. Все понимали, что сегодня это случилось с Кириллом Украинцевым, а завтра это будет с тобой.

Дело Кирилла было сфабриковано, и это объединило всё левое движение. Да, кто-то с кем-то ругался, разные позиции были по каким-то вопросам, но Кирилла поддерживали все. Начали даже подключаться организации из других стран. Крупнейший профсоюз Франции CGT (Confédération générale du travail/Всеобщая конфедерация труда) выпустил заявление в поддержку Кирилла. По всему миру активисты выходили поддержать его.

Очень большая волна поднялась. Мы даже сами не ожидали. И я думаю, что это сработало. Пока он сидел в СИЗО – всё это время шла кампания. Менты думали, что «вот сейчас пошумят две недельки и забудут про Кирилла Украинцева». Но пока Кирилл сидел в тюрьме, кампания не только не останавливалась, а расширялась. Тема шла вперед. Тогда они и решили, что лучше уж выпустить его. Дело и так сфабриковано, статья не тяжкая. Поэтому решили, конечно, не оправдать, а просто отпустить на свободу [с учётом отсиженного].

От редакции: дело Кирилла Украинцева получило широкий общественный резонанс. Об этом на протяжении года писали независимые СМИ. Кроме того, за освобождение Кирилла Украинцева выступили депутаты Госдумы Сергей Обухов и Денис Парфенов, депутат Мосгордумы Евгений Ступин и целый ряд левых организаций и профсоюзов, включая зарубежные. 9 февраля 2023 года председатель профсоюза «Курьер» Кирилл Украинцев вышел на свободу. Суд признал его виновным и назначил ему наказание в виде 1,4 года колонии поселения, хотя прокурор запрашивал для Украинцева 1 год и 6 месяцев. С учётом того, что профсоюзный лидер находился под стражей с апреля 2022 года, ему учли этот срок и освободили в зале суда.

Павел КУЗНЕЦОВ

    Подпишитесь на рассылку. В случае блокировок РКН – мы всегда останемся на связи!

    Разборы

    Психиатры в погонах

    20.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Как под видом лечения пытают и доводят до безумия

    Разборы

    Навального уже не остановить

    К чему приведёт казнь политика

    19.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    «Не сдавайтесь!» Завещание Навального

    17.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Памяти Алексея Навального

    Разборы

    Ошибка генсеков, которая убила СССР

    Вспоминаем Афганскую войну, но не только с ретроспективной точки зрения

    14.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Кого и как корёжит от Дня святого Валентина

    12.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Какие угрозы для российской государственности несут в себе открытки, сердечки и плюшевые медведи

    Разборы

    Как защититься от стукачей и доносов

    За что в современной России можно попасть под статью по доносу

    09.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Почему меня пытали в Бахмуте, личная история

    07.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, как плен в России XXI века стал системным инструментом насилия

    Разборы

    «Подохнет как собака»: как власть наказывает деятелей культуры

    А также как и зачем российская власть пытается прижать к ногтю артистов-эмигрантов

    04.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Как Раиса Горбачёва влияла на мужа

    02.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, как могут быть связаны модель политического лидерства и отношения лидера с супругой

    Разборы

    Кто жировал в блокадном Ленинграде, и почему это скрывают

    К 80-летию снятия блокады

    31.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Почему Кремль унижает регионы

    29.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, почему в регионах всё чаще вспыхивают протесты на национальной почве и причём здесь война в Украине

    Разборы

    Последний. Кандидат, который объединил людей. Что дальше?

    О кандидате «Нет войне» и об этой новой реальности, в которой мы с вами неожиданно оказались

    26.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Тюрьма, эмиграция или бунт? Разбор вопроса накануне выборов

    24.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    История русской политической эмиграции

    Разборы

    Отморозился. Грандиозная ошибка Путина перед выборами

    Про инфраструктурные коллапсы как главный новостной тренд начала 2024 года

    22.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Новости

    «Говорите по-башкирски, пожалуйста»

    20.01.2024

    Продолжение cледует

    Как массовая акция в поддержку осужденного активиста Фаиля Алсынова превратилась в демонстрацию национального самосознания

    Разборы

    Раша гудбай. Как «Евровидение» довело Россию до паранойи

    О том, как из музыкального конкурса делали войну, а из певцов – политиков, даже если им этого не хочется

    19.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Сколько можно извиняться? Как гопники унижают россиян

    17.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, могут ли публичные извинения спасти человека и как публичное унижение стало инструментом гражданской казни

    Глубинная Россия

    «Если ты здесь — радуйся птичкам»

    Карельская деревня раскололась в поисках ответа на принципиальные вопросы: пить или не пить, жить или доживать

    16.01.2024

    Продолжение cледует

    Разборы

    Городские страхи, которые власть не контролирует

    15.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О происхождении фейков-страшилок и участии пропаганды в их распространении