Поддержать Продолжение следует
Поддержать
Сюжеты

«На дрова приходится брать кредиты»

Россия больше не снабжает газом Европу. Но почему тогда замерзает Алтай, а не Европа?

Фото: pixabay.com

В 2022 году дрова в Алтайском крае выросли в цене на 40% – это самый высокий показатель во всей Сибири. Уголь, которым тут тоже многие топятся, с 2021 года подскочил на 30-40%. При этом подавляющее большинство домов в крае не имеет доступа к газу: по данным «Газпрома» на 2020 год, в Алтайском крае было газифицировано только 13% всех домохозяйств. На фоне безумной пляски российских пропагандистов вокруг якобы замерзающей Европы жители Алтая рассказывают проекту «Продолжение следует» о том, как переживают эту зиму.

Наталья в Барнаул переехала из родного села Колывань в Курьинском районе Алтайского края. Летом она с ребëнком возвращается в село, чтобы помогать своему отцу-пенсионеру.

Отец Натальи много лет живëт в Колывани, окруженной лесом. Добраться сюда можно только на машине. Ближайшая железнодорожная станция находится в 80 километрах. К 2013 году здесь жило чуть больше тысячи человек. Сколько теперь – непонятно.

Газа нет, и чтобы обогреть дом зимой, нужно топить печь. Наталья рассказывает, что на зиму нужно 10 кубометров дров и 3 тонны угля – и это без учета необходимости топить баню. Раньше дрова привозил «Лесхоз», находящийся в частной собственности. Нужно было оставить заявку и ждать очереди, но цены были приемлемые – по крайней мере, дрова стоили дешевле, чем у поставщиков, которые торгуют мелким объëмом.

«Вокруг нас кругом лес, но, когда единственный Лесхоз отдали в частные руки, лес вырубили. Лесхоз обанкротился, хозяева сбежали, и заявки на дрова больше не принимают. Дрова брать негде. В этом году даже не знаем, что делать, хоть дома продавай и уезжай», – рассказывает Наталья.

По словам Натальи, местный лесхоз возглавлял предприниматель Владимир Башегуров, который был дважды избран депутатом Курьинского районного совета от «Единой России» в 2008 и 2012 годах. Когда лес на территории лесхоза вырубили, организацию ликвидировали, и село осталось без дров.

В этом году на территории района планируют открыть Национальный парк. Наталья уверена, что тогда ситуация станет еще хуже – жители сразу нескольких районов останутся без дров, потому что возить древесину придется из других районов, что заметно скажется на цене. В соседних Краснощековском и Змеиногорском районах тоже не хватает дров, а уголь стоит дорого. Комплексная закупка угля или дров в среднем обойдется домохозяйству в 25 000-30 000 тысяч рублей.

«Раньше дрова стоили 1500-2000 рублей за кубометр и 3000 рублей за доставку. А теперь 2800-3250 рублей. Тут уж кто на что горазд. Уголь в этом году стоит 5500 рублей (в 2021 году тонна угля стоила 3000 тысячи рублей – прим.ред.), а нужно его около трëх тонн на зиму. У папы пенсия 17 000 рублей. Как он накопит на дрова по таким ценам?», – задаëтся вопросом Наталья.

Подорожание дров более чем на 40% – это только часть удручающей картины нынешней зимы. Дефицит твëрдого топлива и колоссальный рост цен накладываются на общий печальный фон жизни в регионе: в крае одни из самых низких зарплат по стране, в Барнауле тарифы ЖКХ выросли дважды за 2022 год, а темпы газификации региона остаются предельно низкими. По информации активистов местного отделения КПРФ, многие пенсионеры в сëлах вынуждены брать кредиты или договариваться с поставщиками о рассрочке, чтобы закупить дрова и уголь на зиму. Жители края и активисты возмущены ростом цен на твëрдое топливо и услуги ЖКХ. В январе им удалось собрать более трëх тысяч подписей и направить обращение председателю правительства Михаилу Мишустину.

«При рассмотрении нашего обращения просим учесть то, что Алтайский край является регионом с самыми низкими заработными платами и пенсиями. На приобретение дров и угля людям приходится брать кредиты, так как из-за климатических особенностей нашего региона отопительный сезон длится 6-7 месяцев. Из-за невыносимых условий для жизни наш край ежегодно покидает большое количество молодëжи. Просим обратить своë внимание на наши проблемы и решить их, используя свои полномочия!», – говорится в обращении. 

Депутат Алтайского краевого Законодательного Собрания Вячеслав Лаптев рассказал проекту «Продолжение следует» о том, почему в регионе сложилась такая ситуация. Виноваты, конечно, сами сельсоветы.

«В Алтайском крае ситуация меняется в зависимости от конкретного района, – говорит депутат. – В степных районах с дровами всегда сложно, а в тех, которые обеспечены лесом, все зависит от поставщиков. В прошлом году многие поставщики переключились на «деловую древесину», которая используется в строительстве. За последний год она выросла в цене, поэтому частным предприятиям заниматься дровами стало невыгодно.

Чтобы решить проблему нужно создать муниципальный орган, который будет заниматься конкретно этим вопросом. Каждый глава сельсовета знает, сколько селу нужно дров. Необходимо использовать эту информацию и контролировать обеспечение сëл топливом».

Еще один наш собеседник – Александр, вырос в Камне-на-Оби, что в двухстах километрах к северо-западу от краевой столицы. Еще в школе начал работать: колол и грузил дрова на лесопилке. Позже переехал в Барнаул, где отучился и устроился на промышленное предприятие. Но все равно часто ездит к семье в Каменский район.

«Дом мы топим углëм и дровами, а запасать топливо начинаем еще летом, потому что к зиме цены сильно поднимаются. Закупаться надо сразу большим объëмом и с запасом. Отопительный сезон начинается с сентября и продолжается до поздней весны. Начинать топить нужно, как только температура на улице опускается ниже 10-15», – рассказал Александр.

По словам нашего собеседника, в Каменском районе серьëзных проблем с доступностью топлива никогда не было, но, чтобы запасти угля и дров, нужна приличная сумма. Для работающей семьи это сумма с грехом пополам подъемная – но для пенсионеров и инвалидов заготовка дров на зиму – часто непосильная задача. А дрова и уголь нужно еще разгрузить и сложить на хранение.

Кроме того, для пожилого человека топить печь еще и опасно. «Часто бывают случаи, – рассказывает Александр, когда люди просто погибают. Дело в том, что если перекрыть задвижку печной трубы до того, как прогорит топливо, то помещение затянет угарным газом, который люди даже не почувствуют. Из-за этого в сельской местности бывало такое, что целые семьи задыхались во сне», – говорит наш собеседник.

Ещё с лета российские пропагандисты предрекали, что страны Европы замëрзнут без российского газа этой зимой. Но Алтай мëрзнет уже давно. Давно уже есть проблемы с дровами, а с 2021 года регион в полной мере ощутил и дефицит угля из-за того, что в юго-восточной Азии возник резкий спрос на этот вид топлива. Большинство сибирских поставщиков перенаправили свой товар в Китай, Индию и Южную Корею, где крупные производители угля ориентированы на европейский рынок.

Это вызвало серьëзный дефицит, а цены на уголь выросли сразу на 20-25%. Доходило до настоящих трагедий: в селе Белово Кемеровской области, например, насмерть замëрз инвалид, который не смог купить уголь. Журналистка Александра Черданцева из Барнаула сумела задать вопрос об этом на большой пресс-конференции Владимира Путина. Президент тогда обтекаемо заявил, что все регионы страны готовы к отопительному сезону, а для того, чтобы регулировать цены, нужны государственные субсидии. 

Несмотря на то, что субсидии появились, а в 2022 году краевая администрация приняла решение увеличить их на 20% – в соответствии с ожидаемым ростом цен, год спустя ситуация осталась прежней. 

Алтай и другие регионы Сибири продолжают замерзать.

Павел КУЗНЕЦОВ

    Подпишитесь на рассылку. В случае блокировок РКН - мы всегда останемся на связи!

    Люди

    «Мы камешки в гусеницах диктаторского танка»

    07.02.2023

    Продолжение Следует

    Интервью с основателем Sports.ru Дмитрием Навошей о перспективах российских спортсменов

    Сюжеты

    Стране нужны такие граждане

    Воронежцы финансируют войну, а власти рвутся обслуживать только тех стариков, чьи сыновья ушли на фронт

    06.02.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Игра в солдатики

    03.02.2023

    Зачем государству нужна пропаганда даже в детсадах и для каких детей она по-настоящему опасна

    Разборы

    Доносы. Как Россия переживает возрождение «стукачества»

    За первые полгода войны россияне написали 145 тысяч доносов. Неужели 2023-й — это новый 1937-й?

    03.02.2023

    Продолжение следует. Разборы

    Сюжеты

    Границы – это для царей

    01.02.2023

    Продолжение Следует

    Спустя столетие буряты повторяют массовый исход из России в Монголию

    Люди

    «Россия проиграла войну, её начав»

    Расследователь Денис Коротков о том, почему Пригожин не свергнет Путина, как устроена империя «повара Путина» и что известно о нацистах в ЧВК «Вагнера»

    31.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    «Чем мы хуже беженцев из Херсона?»

    30.01.2023

    Продолжение Следует

    Жители Ейска, пострадавшие от падения военного самолета на жилой дом, переживают, что Минобороны не дало им жилья и даже не извинилось. Но в целом государство ни в чем не винят

    Разборы

    Как Путин пытается сломить Навального в тюрьме

    Что на практике означает ШИЗО, и почему наказание им заключенных является по сути пытками?

    28.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Мобилизация завершена, но указ действует

    27.01.2023

    Почему Кремль никак не может разобраться с главным документом этого года

    Сюжеты

    Оркестр был, компенсаций не будет

    Героиня нашей публикации нашла своего брата, погибшего в ночь на 1 января в Макеевке

    27.01.2023

    Продолжение Следует

    Люди

    «Путин положит всех просто. Еще миллион мобилизованных вообще без проблем»

    27.01.2023

    Продолжение Следует

    Интервью с бывшим журналистом «Дождя» Алексеем Коростелёвым

    Сюжеты

    «На дрова приходится брать кредиты»

    Россия больше не снабжает газом Европу. Но почему тогда замерзает Алтай, а не Европа?

    25.01.2023

    Продолжение Следует

    Люди

    «Защищать женщин от насилия никто не будет – в том числе, для того, чтобы война продолжалась»

    23.01.2023

    Продолжение Следует

    Интервью с Дарьей Серенко, «Феминистское антивоенное сопротивление»

    Люди

    «Путин и есть тот царь с большим х…ем»

    Депутат Госдумы Ильтяков в интервью «Продолжение следует» – о том, кто настоящие враги России и президента

    20.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Убедить молчать. Как власти собираются отбирать имущество у россиян

    20.01.2023

    Эмигранты и адвокат Иван Павлов — о новой волне репрессий

    Сюжеты

    «В негативных списках не числится»

    После массовой гибели мобилизованных в Макеевке имена выживших оказались засекреченными даже от родственников. Почему?

    17.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Вы в фокусе

    16.01.2023

    Как работают системы распознавания лиц и можно ли спрятаться в большом российском городе

    Люди

    «Лень, глупость и бездарность — вот что характеризует силовые органы и контрразведку»

    Сергей Пархоменко о сталинских временах в 2023 году

    14.01.2023

    Продолжение Следует

    Разборы

    Как в России воспитывают «хороших» детей

    12.01.2023

    Продолжение Следует

    Почему в российских реалиях дети часто вырастают несвободными, и что с этим делать