Поддержать Продолжение следует
Поддержать
Новости

Россияне стали больше доверять полиции?

Что не так с данными ВЦИОМа — разбираемся с экспертом

03.12.2022
Фото: depositphotos.com

2 декабря гендиректор фонда ВЦИОМ Константин Абрамов заявил, что сегодня более 60% россиян доверяют или скорее доверяют полиции. При этом десять лет назад этот показатель был обратным: почти 60% граждан не доверяли или скорее не доверяли силовикам.

Редакция «Продолжение следует» решила разобраться с политологом и исследователем гражданско-военных отношений и российской политики в Центрально-Европейском университете Кириллом Шамиевым: правдивы ли те данные, которые публикует ВЦИОМ, и что могло повлиять на рост доверия к силовым органам за десять лет.

Как объяснил эксперт, доверие к подобным опросам должно быть невысоким по нескольким причинам. Первая — аудитория.

—  Большинство населения России, да и других стран, редко сталкивалось с полицией. А когда люди с ней не сталкивались, представления, что такое российские силовые органы, у них нет. Из каких источников они могут формировать свое впечатление о полиции? Из СМИ, из массовой культуры — фильмов, сериалов, сообщений пресс-службы и, может быть, слухов, рассказов или того, что сами видели на улице, — считает Кирилл Шамиев.

Фото: depositphotos.com

Вторая причина — некорректность опроса. Шамиев добавляет: для того чтобы выявить тенденцию, ВЦИОМу требуется проводить полноценное исследование среди тех людей, которые реально взаимодействовали с полицией. Например, как делают частные компании, определяющие отношение потребителей к своим фирмам.

В теории: если данные верны, почему респонденты так отвечали?

Вместе с тем, подчеркивает политолог, если представить, что данные опроса и правда коррелируют с реальностью, на его результаты могли повлиять сразу несколько факторов. Во-первых, то, что Россия, несмотря на агрессивную репрессивную внутреннюю политику, все равно движется по сценарию Европы. Так, по сравнению с 90-ми, в стране снижается число насильственных преступлений. Краж, убийств, разбоев и нападений стало меньше. Соответственно, и обращаться в полицию люди стали реже, и способность оценить эффективность того, как силовики раскрывают преступления, стала ниже.

Кирилл Шамиев. Фото: из личного архива

— Теперь красть телевизор из квартиры — слишком рискованное занятие, которое не приносит выгоды, в отличие от того, чтобы списывать сотни тысяч с банковских карт. Жертвами таких цифровых преступлений становятся менее подкованные граждане. Они скорее не пойдут в полицию, потому что будут думать, что сами виноваты в том, что у них что-то украли, — объясняет эксперт.

Во-вторых, 10 лет назад в России претворялась в жизнь реформа полиции. Кирилл Шамиев находит ее результаты не слишком успешными, однако то, что о необходимых изменениях говорили публично как СМИ, так и политики, влияло на информированность россиян о состоянии силовой структуры. Сейчас, по мнению политолога, граждане почти не осведомлены о том, что происходит в органах, и тем более не могут об этом открыто говорить — свобода слова и критическая дискуссия в России после 24 февраля оказались невозможны. Этого в том числе не было 10 лет назад.

Фото: depositphotos.com

В-третьих, на результаты опроса могла повлиять и общая риторика государства, неотъемлемой частью которого является полиция. Если человек доверяет государству — значит, автоматически доверяет и полиции. Поэтому результаты ВЦИОМа оказались выше, чем десять лет назад. И если поддержка президента «начнет валиться», то и уровень доверия к органам в таких опросах «потянется вслед за президентом», добавляет Кирилл Шамиев.

А есть ли альтернативные данные, которым можно доверять?

Политолог ссылается на исследование, которое проводил Институт проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге. Эксперты опрашивали только тех людей, которые имели дело с полицией. Так, в 2018 году число тех, кто обращался к силовикам, став свидетелями или жертвами преступлений, составило менее 50% из всего числа респондентов. По словам Шамиева, это не очень большой показатель.

— Исследование показало, что в большинстве случаев люди обращались к полицейским только тогда, когда пострадали от краж, разбоев и других физических преступлений. А когда не могли установить, что произошло, — не обращались.

Итоговый вывод: большая доля преступлений так и не доводится до сведения полиции, а шанс получения компенсации, согласно исследованию, оценивается в пределах от 3 до 9%. Это значит, что граждане либо не хотят обращаться в полицию, либо ищут альтернативные способы возмещения ущерба и поиска справедливости, —

говорит политолог.

В чем же проблема российской полиции?

В международных исследованиях и статьях, которые изучал Кирилл Шамиев, говорится: условные «хорошие полицейские» — это те, которые соблюдают нормы местного сообщества. Под этим понимается то, что полиция реагирует на преступления, которые сообщество считает таковыми, и только таким способом, который будет восприниматься людьми адекватным.

Проблема же российских правоохранительных органов — оторванность от этого самого местного сообщества и реальных нужд людей.

— Полицейские очень забюрократизированы, у них много бумажной работы, в том числе на отчетность и на «палки» (палочная система — так в России и постсоветских странах неформально называют практику в правоохранительных органах, насколько эффективно работают ее сотрудники. — Прим. ред.), — поясняет Кирилл Шамиев.

Фото: depositphotos.com

Основные представители правоохранительных органов, с которыми взаимодействуют граждане, это, как правило, участковые, постовые и патрульные. В общеевропейской традиции эти сотрудники должны быть добрыми людьми, которые помогут решить проблемы в любой беде. И это касается не только раскрываемости преступлений, но и в целом коммуникации с населением.

— Банальный пример — помочь перевести ребенка через дорогу. Такого сейчас в России нет. Полицейские реагируют только тогда, когда к ним приходят жертвы преступлений. На предотвращение и поддержание общественного порядка, только если это не митинг, им не хватает никакого ресурса, — говорит исследователь.

Маргарита ШЕХОВЦОВА

    Подпишитесь на рассылку. В случае блокировок РКН - мы всегда останемся на связи!

    Новости

    Журналист Мстислав Письменков задержан в Верхней Салде

    08.02.2023

    Продолжение Следует

    Причина задержания неизвестна

    Люди

    «Мы камешки в гусеницах диктаторского танка»

    Интервью с основателем Sports.ru Дмитрием Навошей о перспективах российских спортсменов

    07.02.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Стране нужны такие граждане

    06.02.2023

    Продолжение Следует

    Воронежцы финансируют войну, а власти рвутся обслуживать только тех стариков, чьи сыновья ушли на фронт

    Сюжеты

    Игра в солдатики

    Зачем государству нужна пропаганда даже в детсадах и для каких детей она по-настоящему опасна

    03.02.2023

    Разборы

    Доносы. Как Россия переживает возрождение «стукачества»

    03.02.2023

    Продолжение следует. Разборы

    За первые полгода войны россияне написали 145 тысяч доносов. Неужели 2023-й — это новый 1937-й?

    Сюжеты

    Границы – это для царей

    Спустя столетие буряты повторяют массовый исход из России в Монголию

    01.02.2023

    Продолжение Следует

    Люди

    «Россия проиграла войну, её начав»

    31.01.2023

    Продолжение Следует

    Расследователь Денис Коротков о том, почему Пригожин не свергнет Путина, как устроена империя «повара Путина» и что известно о нацистах в ЧВК «Вагнера»

    Сюжеты

    «Чем мы хуже беженцев из Херсона?»

    Жители Ейска, пострадавшие от падения военного самолета на жилой дом, переживают, что Минобороны не дало им жилья и даже не извинилось. Но в целом государство ни в чем не винят

    30.01.2023

    Продолжение Следует

    Разборы

    Как Путин пытается сломить Навального в тюрьме

    28.01.2023

    Продолжение Следует

    Что на практике означает ШИЗО, и почему наказание им заключенных является по сути пытками?

    Сюжеты

    Мобилизация завершена, но указ действует

    Почему Кремль никак не может разобраться с главным документом этого года

    27.01.2023

    Сюжеты

    Оркестр был, компенсаций не будет

    27.01.2023

    Продолжение Следует

    Героиня нашей публикации нашла своего брата, погибшего в ночь на 1 января в Макеевке

    Люди

    «Путин положит всех просто. Еще миллион мобилизованных вообще без проблем»

    Интервью с бывшим журналистом «Дождя» Алексеем Коростелёвым

    27.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    «На дрова приходится брать кредиты»

    25.01.2023

    Продолжение Следует

    Россия больше не снабжает газом Европу. Но почему тогда замерзает Алтай, а не Европа?

    Люди

    «Защищать женщин от насилия никто не будет – в том числе, для того, чтобы война продолжалась»

    Интервью с Дарьей Серенко, «Феминистское антивоенное сопротивление»

    23.01.2023

    Продолжение Следует

    Люди

    «Путин и есть тот царь с большим х…ем»

    20.01.2023

    Продолжение Следует

    Депутат Госдумы Ильтяков в интервью «Продолжение следует» – о том, кто настоящие враги России и президента

    Сюжеты

    Убедить молчать. Как власти собираются отбирать имущество у россиян

    Эмигранты и адвокат Иван Павлов — о новой волне репрессий

    20.01.2023

    Сюжеты

    «В негативных списках не числится»

    17.01.2023

    Продолжение Следует

    После массовой гибели мобилизованных в Макеевке имена выживших оказались засекреченными даже от родственников. Почему?

    Сюжеты

    Вы в фокусе

    Как работают системы распознавания лиц и можно ли спрятаться в большом российском городе

    16.01.2023

    Люди

    «Лень, глупость и бездарность — вот что характеризует силовые органы и контрразведку»

    14.01.2023

    Продолжение Следует

    Сергей Пархоменко о сталинских временах в 2023 году