Поддержать Продолжение следует
Поддержать
Сюжеты

«Если мы это начали, значит надо воевать до победы»

Курганские власти убрали символы Z и V из новогоднего убранства. Но токсин войны проник глубоко в ткань нашей жизни

Фото: Артём Пущин

По масштабам случившегося уходящий 2022 год может сравниться с целым десятилетием. Как и любой другой, для большинства россиян он начался с оливье и обращения президента, но кто тогда мог представить, что уже следующий Новый год одни будут встречать в окопах, другие — за тысячи километров от дома. А кого-то, может, и вообще наградят посмертным орденом. Для всех нас Новый 2023 год станет первым праздником в изменившейся реальности. 

Корреспондент «Продолжение следует» отправился в Курган, чтобы понять, с каким чувством встречают Новый год обычные люди за Уралом — чистейшая проба российского народа, и как для них поменялась реальность за этот год.

Дёшево и сердито

Курганская область никогда не могла похвастаться пышностью новогодних торжеств в сравнении с соседями, богатыми Свердловской и Тюменской областями. Ледовый городок, праздничный салют, да дежурные детские горки, часть из которых, тая и разваливаясь, оставалась на площади до середины марта — долгое время олицетворяли Новый год на периферии, (коей Курган, безусловно, и является).

Ситуация начала меняться лишь с приходом нового губернатора Вадима Шумкова. Начиная с 2018 года, администрация главы региона научились радовать жителей депрессивного региона: ледовые скульптуры стали искуснее, горки — выше, а праздничная иллюминация начала удивлять даже гостей из соседних регионов. В 2021 году на центральной площади работало сразу несколько бригад ледовых скульпторов, а сам городок стали возводить ещё в конце ноября. Постепенно начал преображаться и весь остальной город, да и эмоциональный фон курганцев постепенно стал меняться. Но, как показали дальнейшие события, ненадолго. 

Уже в начале декабря Вадим Шумков обратился к курганцам с просьбой отказаться от новогодних корпоративов, «из-за непростой эпидемиологической ситуации» посоветовав встретить Новый год в кругу семьи. «Новогодние праздники, корпоративы, возлияния алкоголя могут усугубить ту ситуацию с инфекцией, которая сегодня существует», — заявил губернатор в ходе выступления на местном телевидении.

Возымели ли воззвания губернатора к гражданам какой-то эффект, покажет постновогодняя статистика заболеваемости. Но, возможно, вспышка ОРВИ не самое страшное, что ждёт наше общество. И настоятельный совет главы региона провести этот новый год с семьёй продиктован иными соображениями.

Всё для фронта

Начиная с 24 февраля в Кургане, как и в целом по России, Z-символика стала едва ли не главным городским украшением. Рекламные щиты, растяжки и даже общественный транспорт были увешаны главным символом СВО. Казалось, под этими знаками войны Курган и войдёт в Новый год. Однако в действительности всё оказалось иначе.

На удивление на центральной площади города нет и намёка на символы этого года Z и V. Эти буквы исчезли даже с прилегающих улиц.

Куда-то пропали и щиты с военными-героями СВО, и баннеры с призывами вступать в «Вагнер», висевшие по городу ещё месяц назад.

Сам ледовый городок оказался скромнее, чем в прежние годы — не то из-за нехватки снега, не то из-за нехватки денег, ушедших на поддержку мобилизованных. Убранство площади по своему размаху и нарядной пестроте откатилось будто на 5-10 лет назад.

Среди традиционных, стилизованных под деревенские избы прилавков, где продается кофе и пирожки, затесался киоск по сбору гуманитарной помощи для солдат. Активисты движения «МЫ ВМЕСТЕ» в оранжевых накидках предлагают прохожим помочь мобилизованным землякам. 

Из окна киоска выглядывает активист Максим, молодой человек около 17-18 лет. На нем лохматая шапка-ушанка, он с интересом смотрит на происходящее на улице. 

Привет, а чего это вы тут делаете? — спрашиваю его я.

— Гуманитарку собираем, — говорит парень.

— Для беженцев?

— Нет, для мобилизованных.

— И чего вам нужно?

— Да всё, что есть: тёплые носки, одежда, обувь, продукты.

— Как продукты? У них там что, еды нет?

— Есть, но мало. Многие сейчас консервы приносят, тушенку, рыбу, каши. Некоторые приносят крупы, макароны. Мы здесь все собираем, упаковываем и отправляем на Украину.

— И много вам приносят?

— Приносят, но хотелось бы больше… — потупился парень

Заметив, что с молодым человеком кто-то беседует, к киоску подошли две девушки, тоже активистки.

— Здравствуйте, вы хотите чем-то помочь? — обратилась ко мне старшая из них, крупная девушка в оранжевом шарфе. Поняв, что разговаривает с журналистом, девушка представилась Софией, координатором движения «МЫ ВМЕСТЕ». На вопрос о том, каким был для нее этот год, девушка задумалась и тяжело вздохнула.

— Это год стал испытанием для страны и людей, — пафосно начала она. — С начала специальной военной операции оказалось, что нам не хватает единства и чувства патриотизма. Объявление мобилизации тоже пошатнуло уверенность людей. Многие напугались и уехали. Кто-то отправился на войну. Люди переживают и боятся и хотят чтобы это поскорее закончилось.

— А вы тоже хотите, чтобы это закончилось?

— Конечно, все этого хотят — глаза девушки блеснули какой-то обречённостью.

— А как это должно закончиться? — продолжал приставать я.

— Просто чтобы закончилось! — воскликнула активистка.

— Миром! — выглядывая из своего окошка, неуверенно, в полголоса выкрикнул Максим. — Победа тоже, наверное, неплохо, но главное мир.

— А как думаете, в следующем году мир наступит?

— Конечно! Он должен наступить, все войны заканчиваются миром. 

Максим закопошился в киоске, пытаясь разлепить замёрзшими на морозе руками толстую пачку открыток, и через пару секунд протянул одну из них мне.

— Может, напишете послание бойцам? — предложил парень.

Я согласился и, отбросив три не пишущих на холоде ручки, нацарапал на обороте: «Возвращайтесь домой, ребята, хватит воевать». 

Я надеюсь, мой адресат прочтёт это послание.

Фото: Артём Пущин

Каждый год обещают

Не отходя далеко от волонтеров, я решил поинтересоваться, что думают про уходящий год другие курганцы, пришедшие в выходной день на площадь. У одного из столиков я заприметил супружескую пару лет 45. Юрий и Наталья приехали в Курган из Половинского района — за покупками и для того, чтобы сводить детей на ёлку.

Фото: Артём Пущин

— С наступающим! — поприветствовал я их. — Как вам 2022-й?

Попивающий кофе из пластикого стаканчика мужчина заулыбался:

— Ну так… — Не так и ни этак. Видишь же, чё происходит. Фигню какую-то затеяли, столько мужиков уже погибло…

— Вы про мужиков вообще — или из района? 

— И вообще, и из района. В соседних деревнях много кого похоронили.

— Как думаете, в следующем году война закончится?

— Да чёрт его знает, наверное, должна. Сколько уже можно? Пора заканчивать!

— А лично вы чего от нового года ожидаете?

Улыбнувшись, мужчина переглянулся с супругой. 

— Газа ожидаем, — пряча глаза, засмущалась своей приземлённой заботы женщина.

По словам Юрия, газ в Половинский район обещают провести последние десять лет, однако дальше слов дело так и не зашло. Поэтому жители топят и готовят еду по старинке, на дровах. Те же, кто побогаче, покупают газ баллонами. Газификация для посёлка — самое желанное новогоднее чудо.

Это пыздэц

Но далеко не все горожане верят в новогодние чудеса. Неподалёку от площади я разговорился с харизматичным персонажем, мужчиной восточной наружности по имени Султан. Заметив камеру, мужчина сразу попросил её убрать, так как никогда не давал интервью и «боится объектива». Султан, как выяснилось, строитель. 17 лет он работал вахтой, за это время объехал практически весь российский север.

«Я вахтовик. Всю жизнь по северам, от Мурманска, Архангельска, через Ханты и дальше на Якутск, вон где был.

Но такой жопы, как в этом году, ни разу не видел. Это пыздэц, — с характерным акцентом прокомментировал он уходящий год.

— На севере все стройки стоят. Я уже восемь месяцев без работы. Даже в пандемию такого не было, всё равно месторождения работали газ, нефть качали». 

Фото: Артём Пущин

По мнению Султана, простой добычи вызван войной и наложенными на Россию санкциями. 

«Война началась, от нефти и газа, отказались. Нет, они даже не отказались! Китай, Индия — мужчина такой в халате с бородой (вероятно, премьер-министр Индии Нарендра Моди — прим.ред) — увидели, что Россия одна осталась, говорят — хорошо, мы нефть купим, но за 30 долларов. Это то же самое, как видишь телефон, — Султан, иллюстрируя мысль, достал из кармана старенький смартфон. — Он десятку стоит, а ты мне говоришь: продавай за три. Так и с нефтью то же самое. Она на севере, с таким трудом, в таких морозах, с парафином, на такие расстояния… Она по себестоимости меньше 60-ти стоить не может. А они всё равно: продавай за 30, или не купим. Теперь добывать невыгодно, месторождения закрывают. А что в апреле-мае будет — это ж караул. Всё в пропасть летит», — тщетно пытаясь сдержать эмоции, сокрушался строитель.

Фото: Артём Пущин

От вопроса, чего бы ему хотелось в наступающем году, мужчина опешил. Но тут же широко, по-отечески заулыбался:

«Мира, счастья людям. А счастье когда может быть? Когда в стране всё хорошо, когда дома в холодильнике мясо есть 15-20 килограмм. Когда семья в сборе, когда брат с братом вместе. Когда дружба, когда ты мне, я тебе — все друг другу помогаем. А о каком счастье можно сейчас говорить, когда такое происходит? Нет счастья брат, и не будет, пока всё это не закончится».

Удостоверившись ещё раз, что камера выключена, мужчина пожал мне руку, поздравил с Новым годом и отправился восвояси.

«Путина нам послал господь»

У крыльца курганского Главпочтамта стоят две опрятные женщины, Людмила и Светлана, тот самый ядерный электорат 40+. Поздравив их с наступающим, я поинтересовался, какие ожидания у них от Нового года. 

Первой мне отвечает Людмила, милая дама в вязанной шапке. Она говорит, что хотя год был и непростым, но наступающий, как и всегда, она встречает с воодушевлением.

Фото: Артём Пущин

Её подруга Светлана, невысокая блондинка с выкрашенными в пепельный цвет волосами, поделилась, что этот год для неё как раз прошёл замечательно: 

— Я в этом году замуж вышла, — сказала Светлана, и у неё буквально засияли глаза. Наступающий год, по словам женщины, она так же встречает с тёплыми ожиданиями: 

— Про войну я знаю, но никогда политикой не интересовалась и не смотрю телевизоры. И пока что это нас не коснулось, живём как и жили. Я вообще в своём мире живу и никуда не лезу.

Её подруга подхватила:

— Я думаю, что в следующем году всему нашему народу нужно будет вспомнить о том, как мы любим. О том, что русские — это самая дружелюбная и человечная нация. Миром должны править любовь и добро… — Людмила замолчала на секунду и вдруг продолжила неожиданно: — Войну проигрывать нельзя. Если мы это начали, значит нужно воевать до победы. Может быть, мира в следующем году и не наступит. Но мы к нему, безусловно, идём! 

Слова женщины, всего полсекунды назад говорившей о любви и дружбе, ошарашили не только меня. Стоящая слева от меня Светлана удивилась словам подруги. Заметив молчаливое недоумение Светланы, Людмила тут же переключилась на неё:

— А что ты так смотришь?

Я всегда говорю, что я за президентa. Мне ведь ничего не будет, я лояльная, и по телефону говорить не боюсь.

Чтобы победить, мы все должны объединиться. Путина нам дал господь, не дай бог сменить президента во время войны! Если его сместят, для страны это будет катастрофа.

Наблюдая за преображением женщины, я заметил на рукаве её куртки любопытный декор. 

— А почему у вас на куртке американский флаг?- поинтересовался я у собеседницы. От вопроса у женщины перехватило дыхание. Взглянув на рукав, дама замешкалась:

— Почему? — переспросив, оглянулась Людмила в мою сторону. — Потому что у нас ничего своего нет, даже вещи — и те американские. Вот, кстати, в новом году нужно перестать поддерживать их производителя. 

Искусственный свет

Уже к половине пятого солнце начало клониться к закату, на улице похолодало, а и без того блёклые зимние краски города окончательно померкли. Опросив ещё несколько человек, чьи надежды сводились к одному единственному желанию — скорейшего мира или хотя бы замирения — я отправился в сторону дома. 

Фото: Артём Пущин

«Всё же на новогоднюю иллюминацию не поскупились и в этом году», — подумалось мне. Украшенным оказался даже забор церкви, стоящей сразу за правительством. Огромные ёлочные игрушки с логотипом банка, световые фонтаны и даже обвешенный огнями БМП на проходной главного Курганского завода КМЗ — своими искусственными светодиодными лучами подсвечивали самое главное… 

Построенный в условиях жёсткой экономии убогий ледовый ли городок, боязнь ли гололёда — или же банальное отсутствие праздничного настроения, сделали центр города менее многолюдным, чем даже в канун далёкого теперь пандемийного 2021 года. Зато на улицах появилось много мужчин в камуфляже, с нестрижеными бородами.

Я встретил также двух мужчин без ног.

И хотя местные власти решили не портить праздник и постарались убрать любое напоминание об СВО с административных зданий и билбордов, в окнах квартир простых горожан, всё же были видны сложенные из гирлянд незамысловатые символы Z и V.

А значит, война не только в Украине, она уже здесь.

Артём ПУЩИН

    Подпишитесь на рассылку. В случае блокировок РКН - мы всегда останемся на связи!

    Люди

    «Мы камешки в гусеницах диктаторского танка»

    07.02.2023

    Продолжение Следует

    Интервью с основателем Sports.ru Дмитрием Навошей о перспективах российских спортсменов

    Сюжеты

    Стране нужны такие граждане

    Воронежцы финансируют войну, а власти рвутся обслуживать только тех стариков, чьи сыновья ушли на фронт

    06.02.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Игра в солдатики

    03.02.2023

    Зачем государству нужна пропаганда даже в детсадах и для каких детей она по-настоящему опасна

    Разборы

    Доносы. Как Россия переживает возрождение «стукачества»

    За первые полгода войны россияне написали 145 тысяч доносов. Неужели 2023-й — это новый 1937-й?

    03.02.2023

    Продолжение следует. Разборы

    Сюжеты

    Границы – это для царей

    01.02.2023

    Продолжение Следует

    Спустя столетие буряты повторяют массовый исход из России в Монголию

    Люди

    «Россия проиграла войну, её начав»

    Расследователь Денис Коротков о том, почему Пригожин не свергнет Путина, как устроена империя «повара Путина» и что известно о нацистах в ЧВК «Вагнера»

    31.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    «Чем мы хуже беженцев из Херсона?»

    30.01.2023

    Продолжение Следует

    Жители Ейска, пострадавшие от падения военного самолета на жилой дом, переживают, что Минобороны не дало им жилья и даже не извинилось. Но в целом государство ни в чем не винят

    Разборы

    Как Путин пытается сломить Навального в тюрьме

    Что на практике означает ШИЗО, и почему наказание им заключенных является по сути пытками?

    28.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Мобилизация завершена, но указ действует

    27.01.2023

    Почему Кремль никак не может разобраться с главным документом этого года

    Сюжеты

    Оркестр был, компенсаций не будет

    Героиня нашей публикации нашла своего брата, погибшего в ночь на 1 января в Макеевке

    27.01.2023

    Продолжение Следует

    Люди

    «Путин положит всех просто. Еще миллион мобилизованных вообще без проблем»

    27.01.2023

    Продолжение Следует

    Интервью с бывшим журналистом «Дождя» Алексеем Коростелёвым

    Сюжеты

    «На дрова приходится брать кредиты»

    Россия больше не снабжает газом Европу. Но почему тогда замерзает Алтай, а не Европа?

    25.01.2023

    Продолжение Следует

    Люди

    «Защищать женщин от насилия никто не будет – в том числе, для того, чтобы война продолжалась»

    23.01.2023

    Продолжение Следует

    Интервью с Дарьей Серенко, «Феминистское антивоенное сопротивление»

    Люди

    «Путин и есть тот царь с большим х…ем»

    Депутат Госдумы Ильтяков в интервью «Продолжение следует» – о том, кто настоящие враги России и президента

    20.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Убедить молчать. Как власти собираются отбирать имущество у россиян

    20.01.2023

    Эмигранты и адвокат Иван Павлов — о новой волне репрессий

    Сюжеты

    «В негативных списках не числится»

    После массовой гибели мобилизованных в Макеевке имена выживших оказались засекреченными даже от родственников. Почему?

    17.01.2023

    Продолжение Следует

    Сюжеты

    Вы в фокусе

    16.01.2023

    Как работают системы распознавания лиц и можно ли спрятаться в большом российском городе

    Люди

    «Лень, глупость и бездарность — вот что характеризует силовые органы и контрразведку»

    Сергей Пархоменко о сталинских временах в 2023 году

    14.01.2023

    Продолжение Следует

    Разборы

    Как в России воспитывают «хороших» детей

    12.01.2023

    Продолжение Следует

    Почему в российских реалиях дети часто вырастают несвободными, и что с этим делать