Поддержать Продолжение следует
Поддержать
Разборы

На кол! Излюбленные практики репрессий в России

О репрессивных привычках нашей родины и почему мы так долго терпим всё это

Вы читаете текстовую версию видео Разбора

Вы слышали, как наши с вами времена называют «новым 1937-м»? Согласны с этим? Да, конечно, до расстрелов по «контрреволюционной статье» и тюремных сроков за ведение бизнеса пока дело не дошло. Но ведь и в свободные 1920-е годылюди не подозревали, что их будет ждать через какие-то 10 лет…

Увы, традиция искоренения инакомыслия появилась не при Путине и даже не при Сталине. Российская власть, под какой бы вывеской она ни выступала, имеет давние и хорошо отработанные механизмы подавления воли собственного народа. Более того, она прикладывает довольно много сил, чтобы мы с вами про эти её механизмы не думали, а лучше вообще забыли. Ведь именно поэтому в конце 2021 года и был ликвидирован центр «Мемориал», который занимался сохранением памяти о жертвах политических репрессий СССР.

Но как писал Оруэлл, кто контролирует прошлое, тот контролирует и будущее. А значит нам жизненно важно помнить, что сотни лет позволяла себе делать с народом наша страна.


Когда в календарь решат уже официально вносить праздничную дату «День сотрудника карательных органов», я знаю, на какой день этот праздник поставить – 3 февраля. Именно в этот день в 1565 году царь Иван Грозный создал структуру, от которой ведут свою родословную все карательные структуры нашей страны – опричнину. Можно, конечно, закопаться совсем вглубь веков – древнерусские князья со своими крестьянами тоже особо не церемонились. Но никогда прежде репрессии власти против народа не принимали такой жесткий и централизованный характер.

Причины, по которым Грозному понадобилась опричнина, понятны. Всё детство и юность будущий царь Иоанн Васильевич провёл в эпицентре дворцовых интриг и жестокой борьбы за власть между князьями и боярами. У него были серьёзные причины опасаться за свою жизнь. С годами у него развилась настоящая паранойя, и он стал видеть заговор даже там, где его не было. Встав во главе большого государства, царь начал искать людей, на которых он мог бы по-настоящему опереться в своем противостоянии с влиятельными боярами. Для этого он решил выделить среди своего ближнего круга особую касту опричников – от слова «опри́чь», то есть «вне», «отдельно». С тех пор так у нас и повелось – вступая в ряды спецслужб, человек как бы отделяет себя от простых людей, возвышается и получает власть над ними. И эта власть неизменно его развращает.

Русский культурный код надёжно хранит канонический образ опричника – вооруженный всадник в чёрном, с метлой и отрубленной собачьей головой, притороченной к седлу. Верные псы государя, которые выметают из России всю нечисть. А по факту – грабят, насилуют, пытают и убивают бессловесное, бесправное население. И всё это – при полном попустительстве царя, который во всём видит то происки Запада, то пятую колонну, а то вообще оправдывает реки крови своей божественной миссией. Ничего вам это не напоминает?

По вине Ивана Грозного и опричников тысячи людей окончили свою жизнь на плахах и в застенках. Деяния опричников погрузили страну в глубокий кризис, который спустя несколько десятилетий вылился в Смуту, когда Россия едва не исчезла с политической карты мира. Печальная ирония заключалась ещё и в том, что когда настала пора по-настоящему защищать Россию от врага, во время наступления на Москву крымского хана в 1571 году, опричники на бой просто не явились. В итоге Москва сгорела почти полностью, погибло до 120 тысяч человек, и ещё 60 тысяч татары увели в плен. Лишь тогда до Ивана Грозного дошло, что от опричников нет никакого толку, и он их разогнал. Но мощная историческая травма у страны осталась. Преступления опричников ярко описывали и Николай Карамзин, и Алексей Толстой. А в 2006 году писатель Владимир Сорокин написал культовую повесть «День опричника», показав, что даже спустя пять веков по сути в нашей стране ничего не изменилось.

Но не будем забегать вперёд. После воцарения в России династии Романовых народ хоть и задышал чуть более спокойно, чем при Иване Грозном, но не слишком. Из-за окончательно узаконенного царём Алексеем Михайловичем крепостного права на два с половиной века Россия фактически превратилась в рабовладельческое государство, в котором крестьяне, составлявшие 90 % населения, превращались в товар. Их можно было продавать, дарить, разлучая семьи, сечь, даже убивать. Так, например, помещица Дарья Салтыкова запытала до смерти в своём имении больше ста человек, в основном женщин и девушек, и под суд она попала лишь после того, как жалобы докатились до императрицы.

Описание плачевной участи крестьянства – это практически основа русской литературной классики XVIII–XIX веков. При этом авторы этой самой классики нередко бывали наказаны за своё вольнодумство. Например, написавший крамольное «Путешествие из Петербурга в Москву» Александр Радищев был арестован и приговорён к смерти. «Бунтовщик хуже Пугачёва» – так его окрестила Екатерина II. Пугачёв, как мы помним, поднял и вооружил многотысячное войско, держал в осаде многие города, наводил страх на всю империю в течение нескольких лет. А Радищев всего-навсего книгу написал. В итоге сама же Екатерина помиловала его и сослала в Сибирь, цинично написав в приказе:

«Едёт оплакивать плачевную судьбу крестьянского состояния, хотя и то неоспоримо, что лучшей судьбы наших крестьян у хорошего помещика нет во всей вселенной».

Та же Екатерина, которая в молодости переписывалась с Вольтером и выстраивала имидж «просвещённого монарха», посадила в тюрьму и великого российского просветителя Николая Новикова – и ликвидировала его типографию. Просто потому что мыслитель, издатель и журналист в стране должен был быть только один – сама Екатерина.

При следующих Романовых многих русских мыслителей постигла похожая участь. Петра Чаадаева за его «Философические письма» принудительно поместили в сумасшедший дом. Пушкина и Лермонтова неоднократно высылали из столицы и в итоге довели до могилы. Достоевского за чтение письма Белинского Гоголю едва не казнили, а отменив в последнюю секунду высшую меру, отправили в Сибирь на каторгу. За ним следом на 20 лет отправили на каторгу и в ссылку Николая Чернышевского. У Льва Толстого в Ясной Поляне жандармы проводили обыски, не поленились даже залезть рыболовной сеткой в пруд, пытаясь выловить якобы утопленный там типографский станок… Ну и, конечно: цензура, закрытие газет и журналов, аресты и ссылки на каторгу за «хождение в народ» и чтение запрещённой литературы. Особенно отличился в этом направлении император Николай I, получивший прозвище Палкин. Последние годы его правления даже вошли в историю России как «мрачное семилетие». Смотрите, какую увлекательную параллель мы тут имеем. Тогда российским подданным был запрещён выезд за границу, а те, кто успел уехать до запрета, должны были вернуться под угрозой конфискации имущества. Цензура тоже дошла просто до какого-то маразма: разрешение от цензурного комитета нужно было получать даже для печати упаковок для детских игрушек.

И история повторилась: Россия погрузилась в очередной кризис и проиграла в Крымской войне, а сам Николай скоропостижно заболел и скончался.

Но даже после прихода к власти «либерального» Александра II, прозванного Освободителем, реакция и цензура никогда по-настоящему не прекращались. И его наследники тоже продолжали следовать традиции насилия как единственно возможной форме диалога с людьми.

И вот уже XX век. В воскресенье 9 января 1905 года царские войска расстреляли мирное шествие рабочих на подходах к Зимнему дворцу: рабочие хотели передать царю свою петицию о невыносимых условиях труда и необходимости бóльших гражданских свобод, а по ним открыли огонь. Жестокий, ничем не объяснимый разгон мирного шествия породил бунты по всей стране. В ответ министр внутренних дел Пётр Столыпин приговорил к повешению несколько тысяч человек и десятки тысяч отправил в ссылку в Сибирь и на Дальний Восток. Вскоре его самого пытались взорвать, а потом и застрелили… В общем, это была настоящая мясорубка, круговорот насилия, где государство и народ пытались посильнее дать друг другу по морде, пока страна окончатльно не развалилась, и на осколках самовластья не воцарились большевики.

И что бы вы думали? Наконец-то, представители народа встали у руля, и настало царство всеобщей справедливости? Как бы не так. Репрессии продолжились пуще прежнего, наступил Красный террор. Причём многие репрессивные практики большевики переняли именно у царской власти. К примеру, после выхода в феврале 1918 года Декрета о печати большевики начали активно закрывать оппозиционные газеты и журналы, конфисковывать типографское оборудование, высылать сотрудников из городов, накладывать неподъёмные штрафы – как до этого делало царское правительство. Всего за три месяца, к маю 1918, им удалось закрыть больше 100 меньшевистских и эсеровских изданий. Всех неугодных учёных, писателей и философов большевики просто посадили на пароходы и поезда и выслали из страны. Но наиболее излюбленным средством борьбы с инакомыслием для большевиков стали расстрелы. По разным оценкам, жертвами красного террора 1918–1922 годов стали до 2 млн человек. Такая вот она, диктатура пролетариата.

Расправившись со всеми оппонентами и получив окончательную власть над страной, большевики осознали, что построить коммунизм по щелчку пальцев у них не выйдет, поэтому они временно установили в стране новую экономическую политику (НЭП), вернув некоторые послабления для предпринимателей и крестьянских хозяйств. На короткое время страна вновь вздохнула спокойно. Настолько, что стала возможной даже социальная сатира – к примеру, Ильф и Петров опубликовали сначала «Двенадцать стульев», а потом «Золотого телёнка», не подвергаясь никаким гонениям за высмеивание «советского человека». При этом Михаил Булгаков своё «Собачье сердце» напечатать так и не смог, так как оно было признано цензурой «острейшим памфлетом на современность», а дóма у писателя прошли обыски. Писателя не расстреляли только потому, что Сталину нравилась его пьеса «Дни Турбиных», на постановку которой во МХАТе вождь сходил аж 15 раз.

С гибелью НЭПа и укреплением Сталина государственные репрессии вновь стали набирать обороты. Во многом это было обусловлено фигурой самого Иосифа Виссарионовича. Как и Иван Грозный, да как любой деспот-интриган, Сталин был патологическим параноиком и имел привычку избавляться от конкурентов, которые представляли для него хоть малейший вызов. Сперва была зачищена партийная верхушка, затем – высшие командные чины Красной армии… А потом уже репрессивная машина не присматривалась, кого пожирала. Сталинские репрессии, с одной стороны, стали прямым продолжением Красного террора – когда уничтожали классовых врагов – бывших дворян, интеллигенцию, чиновников и жандармов царского правительства, священников, помещиков и предпринимателей, а также членов их семей. Но с другой стороны, этот процесс совпал с индустриализацией. Сталину было нужно быстро перевести молодую советскую республику на рельсы плановой экономики, поднять показатели тяжёлой промышленности. И для этого нужны были новые железные дороги, каналы, предприятия и поселения на необжитых территориях, где добровольно селиться никто не хотел. Таким образом, репрессии стали для Сталина тем же, чем было для царей крепостное право – безлимитным источником рабского труда.

Сталинский террор продолжался до самой смерти вождя в 1953 году. Парадоксально, но новость о смерти Сталина для многих советских граждан стала страшным ударом. Люди искренне рыдали от горя. Толпы желающих проститься с упырём не иссякали. Видимо, сказывался Стокгольмский синдром. В результате там возникла страшная давка, в которой погибло 127 человек. Писатель Эдвард Радзинский, попавший в эту давку, назвал те события «кровавым прощанием Сталина с народом».

Всего по оценкам «Мемориала» сталинские репрессии затронули от 10 до 39 миллионов человек, из которых больше 1 миллиона были расстреляны, свыше 4 миллионов – отправлены в ГУЛАГ, бесчисленные миллионы подверглись депортации, раскулачиванию, погибли от голода, были осуждены по абсурдным обвинениям, лишены политических прав и претерпели ещё немало разного вида лишений.

Лишь в феврале 1956 года на двадцатом съезде ЦК КПСС Никита Хрущёв, новый руководитель страны, в специальном докладе разнёс в пух и прах фигуру Сталина. Его репрессивная политика была подвергнута жёсткому осуждению. И снова в стране наступила передышка, так называемая «оттепель», короткий период оптимизма, веры в светлое будущее, время расцвета диссидентского движения и новой волны в культуре. Как вы думаете, прекратились ли в это время разборки государства с несогласными? Конечно же нет. Просто они перестали быть повальными и бессистемными.

Так например, в Уголовный кодекс в 1960 году была введена специальная статья – «антисоветская агитация», вводившая наказание за «распространение <> клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно распространение либо изготовление или хранение в тех же целях литературы такого же содержания». По этой и другим похожим статьям с 1956 по 1985 год было осуждено более 8 тысяч человек.

Среди них был и лауреат Нобелевской премии, автор легендарного «Архипелага ГУЛАГ» Александр Солженицын. Для «работы» с ним в Пятом управлении КГБ был даже создан специальный 9-й отдел, а в 1971 году гебисты попытались убить писателя и тайком сделали ему ядовитый укол. Тоже знакомая для нас с вами ситуация, правда?

Другой лауреат Нобелевской премии, академик Андрей Сахаров, также долгие годы находился под пристальным наблюдением спецслужб, подвергался жестокой травле в средствах массовой информации, обыскам, а в 1980 году был арестован и без суда отправлен в ссылку в Горький (сейчас это Нижний Новгород). Он пробыл там семь лет под домашним арестом.

Ну а как вам Новочеркасский расстрел? В ответ на повышение цен сотни рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода организовали забастовку и вышли на митинг. Тот был жестоко подавлен, в том числе огнестрельным оружием. В результате – 24 погибших, 70 раненых, 103 человека были отправлены за решетку, а 7 главных зачинщиков – приговорены к расстрелу.

Одной из наиболее известных репрессивных практик в позднем СССР стала так называемая карательная психиатрия. Диссидентам повально ставили диагнозы типа «сутяжно-паранойяльное расстройство личности» и «вялотекущая шизофрения» и отправляли на принудительное лечение. Пациентом таких психиатрических клиник неоднократно становилась, например, известная диссидентка и активистка Валерия Новодворская. Всего же, по данным «Мемориала», по политическим мотивам в сумасшедший дом при Советах отправили больше двух тысяч человек.

Помимо политических активистов, в дурдом часто определяли представителей национальных движений, желающих эмигрировать, религиозных инакомыслящих, правозащитников, людей, борющихся за свои права, а также неформалов. Так, уже при Горбачеве на больничной койке оказался будущая звезда русского панк-рока Егор Летов.

И всё же именно Михаил Горбачёв положил конец преследованиям инакомыслящих. Он реабилитировал жертв политических репрессий 1920-х – 1950-х годов, вернул из ссылки академика Сахарова, объявил гласность, запретил уголовные преследования за образ мысли, упразднил цензуру для прессы и литературных произведений. Но система, изначально построенная на тоталитарном контроле, оказалась неизлечима, и вскоре СССР рухнул, дав начало новой демократической России. Страна опять немножко продышалась. Репрессии вернулись лишь с началом правления Владимира Путина. Ну а дальше вы знаете: снова убийства и разгоны митингов, суды, ссылки, аресты, обыски, отравления оппонентов. И цензура, цензура, цензура… Всё это мы или наши предки уже видели, и в Российской империи, и в СССР. Поэтому обсуждая действия российских спецслужб, вполне можно говорить о преемственности.

Российская ФСБ до сих пор хранит под грифом секретно бóльшую часть архивов КГБ. Но часть из них после победы украинского Майдана в 2014 году была рассекречена службой безопасности Украины. Некоторые из этих документов, к примеру, доказывают причастность Сталина и руководителей Украинской ССР к Голодомору 1930-х, из-за которого погибли от 4 до 7 миллионов украинцев. Все эти руководители официально признаны преступниками на территории современной Украины, и им нельзя ставить памятники. В России же эти документы всё ещё засекречены, и никаких разбирательств не ведётся. Поэтому Сталина многие наши соотечественники, и даже наши с вами ровесники считают «эффективным менеджером» и «отцом народов».

Но тайное всегда становится явным. И, конечно, рано или поздно архивы КГБ/ФСБ рассекретят и в нашей стране. Быть может, тогда мы узнаем много интересного – кто взрывал дома в Рязани и Волгодонске в 1999 году? Кто является заказчиком убийств Владислава Листьева, Анны Политковской, Бориса Немцова? Кто отправил бандитов в «Норд-Ост» и в бесланскую школу? Как на самом деле выглядела работа отравителей Алексея Навального? Влияли ли российские спецслужбы на выборы в зарубежных странах при Путине? И многое другое.

Что ж, вывод у нас напрашивается противоречивый. С одной стороны, репрессии в России не заканчивались никогда. С другой стороны – всё когда-нибудь заканчивается. Примеры Ивана Грозного, Николая I, Сталина рассказывают нам одну и ту же страшную сказку. Наша география, история, экономика, наш общий культурный уклад раз за разом выталкивают на вершину властной пирамиды наиболее жестокого, властного и подозрительного человека, который всеми силами цепляется за власть, прибегая к репрессиям и насилию. Какое-то время ему удаётся удерживать трон, однако это неизбежно приводит страну к краху, с которым умирает и он сам. В итоге вся история России становится похожа на нескончаемый круговорот времён года, который состоит из четырёх этапов: революция, репрессии, оттепель и застой. Последнюю оттепель мы с вами пережили во время правления Дмитрия Медведева, затем года до 2022, пожалуй, был застой. Однако вечно он длиться не может, а значит вскоре нас ждут большие перемены. Давайте постараемся сберечь себя для этих перемен.

Продолжение следует.

    Подпишитесь на рассылку. В случае блокировок РКН – мы всегда останемся на связи!

    Разборы

    Психиатры в погонах

    20.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Как под видом лечения пытают и доводят до безумия

    Разборы

    Навального уже не остановить

    К чему приведёт казнь политика

    19.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    «Не сдавайтесь!» Завещание Навального

    17.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Памяти Алексея Навального

    Разборы

    Ошибка генсеков, которая убила СССР

    Вспоминаем Афганскую войну, но не только с ретроспективной точки зрения

    14.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Кого и как корёжит от Дня святого Валентина

    12.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Какие угрозы для российской государственности несут в себе открытки, сердечки и плюшевые медведи

    Разборы

    Как защититься от стукачей и доносов

    За что в современной России можно попасть под статью по доносу

    09.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Почему меня пытали в Бахмуте, личная история

    07.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, как плен в России XXI века стал системным инструментом насилия

    Разборы

    «Подохнет как собака»: как власть наказывает деятелей культуры

    А также как и зачем российская власть пытается прижать к ногтю артистов-эмигрантов

    04.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Как Раиса Горбачёва влияла на мужа

    02.02.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, как могут быть связаны модель политического лидерства и отношения лидера с супругой

    Разборы

    Кто жировал в блокадном Ленинграде, и почему это скрывают

    К 80-летию снятия блокады

    31.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Почему Кремль унижает регионы

    29.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, почему в регионах всё чаще вспыхивают протесты на национальной почве и причём здесь война в Украине

    Разборы

    Последний. Кандидат, который объединил людей. Что дальше?

    О кандидате «Нет войне» и об этой новой реальности, в которой мы с вами неожиданно оказались

    26.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Тюрьма, эмиграция или бунт? Разбор вопроса накануне выборов

    24.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    История русской политической эмиграции

    Разборы

    Отморозился. Грандиозная ошибка Путина перед выборами

    Про инфраструктурные коллапсы как главный новостной тренд начала 2024 года

    22.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Новости

    «Говорите по-башкирски, пожалуйста»

    20.01.2024

    Продолжение cледует

    Как массовая акция в поддержку осужденного активиста Фаиля Алсынова превратилась в демонстрацию национального самосознания

    Разборы

    Раша гудбай. Как «Евровидение» довело Россию до паранойи

    О том, как из музыкального конкурса делали войну, а из певцов – политиков, даже если им этого не хочется

    19.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    Разборы

    Сколько можно извиняться? Как гопники унижают россиян

    17.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О том, могут ли публичные извинения спасти человека и как публичное унижение стало инструментом гражданской казни

    Глубинная Россия

    «Если ты здесь — радуйся птичкам»

    Карельская деревня раскололась в поисках ответа на принципиальные вопросы: пить или не пить, жить или доживать

    16.01.2024

    Продолжение cледует

    Разборы

    Городские страхи, которые власть не контролирует

    15.01.2024

    Продолжение следует. Разборы

    О происхождении фейков-страшилок и участии пропаганды в их распространении